Японская поэзия

Статья для тех, кто увлекается японской литературой

От Annette Astaxova   31 марта 2018 г.

Еще одно мероприятие, посвященное культуре Японии. В доме Гоголя на Никитском бульваре прошел вечер японской литературы и традиционного японского танца. Что ж, теперь немного подробнее, о том, что нового я открыла для себя. Скажу честно, раньше с японской поэзией я, особо, не сталкивалась и чего уж там скрывать, особо и не интересовалась. Пару раз попробовала что-то прочитать, на этом все и закончилось. Наверное, потому что мы привыкли видеть в литературе нечто совершенно другое. На многие вещи мы смотрим по-другому. Выделяем то, что японцы не считают главным и наоборот. К тому же, не знаю, как вы, скажу о себе, люблю стихи больше, чем прозу, поэтому где-то подсознательно всегда ждала рифму в конце строк. Но эта лекция заставила меня взглянуть по – новому на японскую литературу, на поэзию в частности. Наш лектор – Татьяна Соколова – Делюсина познакомила нас с непонятным и странным миром японской поэзии. Постараюсь поделиться с вами своими открытиями.

Стоит начать с того, что в японской поэзии можно выделить три основных антологии. Первая из них Манъёсю – старейшее и наиболее почитаемое собрание. В японской поэзии у каждого времени года есть свои образы – слова, которые привязаны к определенному сезону или, как их называют в Японии – киго. С примерами станет понятнее. У весны – дымка/туман, цветение сливы, соловей. У лета – кукушка, разные травы, увядающие листья и ветер, как знаки окончания этого сезона. Осенью – дикие гуси, млечный путь на небе, луна, холодный дождь, роза, роса. И у зимы – снег, иней. Интересно то, что японцы чаще писали о переходных временах года – весне и осени. Еще несколько слов по поводу цветения сливы. В начале с IX в. на первое место выходит образ сакуры, а не сливы. Возможно, это объясняется тем, что сакура цветет в более теплое время года. Что еще интересного можно увидеть в Манъёсю, так это соединение нескольких образов в одном стихотворении. В последующих антологиях этого старались избегать, особенно в хайку – стиль классических лирических коротких стихотворений, в которых использовали язык ощущений для передачи своих представлений, чувств и впечатлений.

Следующая антология – Кокинсю «собрание старых и новых песен».

К началу Х в. образы были сформированы. Все поэты писали, использую одни и те же киго. Может сложиться ошибочное впечатление, что многие стихи одинаковые. Но еще раз повторюсь, такое мнение ошибочно, потому что каждый автор вкладывал свои чувства и эмоции при написании, каждый хотел донести до читателей нечто свое, сокровенные мысли и тайны своей души. После каждого времени года шли песни – переклички, песни о любви. Например, в стихотворении о тумане, этот образ выступал в качестве образа времени и года и говорил о тоске по человеку, которого нельзя увидеть. Если раньше образ описывал только природу, время года, то теперь он связан еще и чувствами человека. Так можно убедительнее передать то, что чувствуешь. Иногда трудно понять, о человеке или о природе говорит нам поэт. Как вы видите, в японской поэзии человек един с природой, он ее часть. (Сопоставим, например, с нашей, русской поэзией, где человек и природа противоположны и их постоянно сравнивают). Но в XII в. происходит раздел и эта связь стала менее прочной.

И последняя антология, о которой я бы хотела написать, это Синкокинсю – «новое собрание древних и новых японских песен». Если раньше важно было ощутить, увидеть прекрасные пейзажи, чтобы писать о них, важен момент соприкосновения с природой, то теперь поэт находился вне природы. Он стоит отдельно от природы, передавая свои эмоции и чувства нам с помощью бумаги.

Великолепная, интересная и очень информативная лекция! Осталось множество приятных впечатлений! Но помимо лекции это, же еще и вечер танца. Мы увидели три танца, посвященные весне, осени и зиме в исполнении актрисы театра «АпАРТе» Томоми Орито. Тут уже сложно что-то передать словами, лучше это увидеть самому.

Еще хочу сказать пару слов об организации этого мероприятия. Вечер проходил в маленькой гостиной, где было очень душно и тем, кто сидел на задних рядах, вообще ничего не было видно.

Можно было бы как – то иначе расставить в зале стулья для большего удобства зрителей и актрисы, которая танцевала.

Написанно Annette Astaxova
Участник JapanTravel

Оставьте комментарий