Ода раздолбайству или Йети в кедах

История одного весьма неразумного похода в горы

От Vlad Volkhin   30 июля 2015 г.

Сегодня я хочу рассказать вам о том, как никогда, ни при каких обстоятельствах не стоит ходить в горы. Вообще отношения с горами, в особенности с японскими, у меня весьма своеобразные. Во время спуска с горы Хакусан - одной из трех главных священных вершин Японии,- я душевно так приложился коленом об камень и весь долгий и нелегкий путь вниз практически скакал на левой ноге, так как правая решила, что у нее есть занятия поинтереснее, чем служба такому безалаберному хозяину как я. На вершину горы Яригатакэ (3180 м) я взбирался в некоем пограничном состоянии сознания, с температурой за 38, старательно выкашливая легкие с каждым шагом. И кстати да, ночью. Очень уж хотелось рассвет встретить на вершине. Ровно через две недели после того, как я устроился на ночлег в кратере уснувшего вулкана Онтакэ, он решил проснуться и начать извергаться. Погибло несколько десятков человек... К моему несказанному счастью, к тому времени я уже плавился от жары в центре Токио.

Но сейчас, после возвращения с вершины горы Хотака, я понимаю, как мне на самом деле повезло. Вообще, я с детства проводил очень много времени в лесах и горах, всегда относился к силам природы серьезно и с должным уважением. Но, видимо, за годы жизни в Японии в подсознании сложился образ того, что страна эта в высшей степени безопасна во всех отношениях. Весьма опасное легкомыслие. Итак, утром воскресного дня вместе с двумя товарищами-соотечественниками я начал восхождение. Как раз только что прошел тайфун, и погода обещала быть ясной.

Мои спутники заслуживают отдельного упоминания. Максим, который в свои пятьдесят два года находится в такой отличной физической форме, что одним своим существованием служит живым примером для подражания для всех окружающих, по образованию геолог и, проработав много лет в МЧС, о горах знает не понаслышке. Однако, будучи в Японии фактически проездом, никакой специальной экипировки с собой не имел. Но наш общий друг Костя сумел его убедить, что и так пойдет. Его бы дар убеждения, да в благое русло...

Что касается Кости - бывший борец (или борцы бывшими не бывают?), нудный, как сифилис, но при этом весьма образованный и обладающий своим особенным шармом. Представьте большую квадратную голову, такое же квадратное туловище, в которое воткнуты с четырех сторон не менее квадратные руки и ноги весьма впечатляющих размеров. Йети, одним словом, как его и прозвала некая барышня во времена его бурной молодости. И вот этот представитель древнего рода квадратичных йети был глубоко убежден, что лучшая обувь для восхождения в горы - это старые дырявые кеды. И ни я ни Максим переубедить его так и не смогли. Русские - всё-таки особенный народ...

Из нас троих лучше всех подготовлен был я - крепкие походные ботинки, флисовое термобелье, ветровка в рюкзаке. Но всё-таки это нельзя назвать надлежащей экипировкой для похода на гору высотой более трех тысяч метров. Как это ни парадоксально, в Японии у меня есть полный комплект экипировки для зимних восхождений, а вот снаряжение для восхождений в теплое время года я все никак не могу привезти из России. Уже больше трех лет не могу привезти... Зато у меня есть зимние туристические ботинки, которые позволяют ногам в них выдерживать температуры вплоть до -40 и зимний гидрокостюм,что хронически висит на вешалке... Самые нужные вещи в Японии, не правда ли?

Итак, в девять утра мы начали свой путь. Машины оставили на стоянке недалеко от станции канатной дороги Синходака на высоте чуть более 1000 метров над уровнем моря. Небо было слегка затянуто облаками, но уже было ощутимо жарко. Первые шесть километров по грунтовке до начала собственно восхождения прошли легко и незаметно, скрашиваемые непереводимыми ни на один другой язык диалогами. Затем началась тропа к вершине, протяженностью около 11-12 км. Выбранный нами путь считается достаточно сложным из-за крутого подъема, многочисленных осыпей и нетающих даже летом ледников, поэтому желающих составить нам компанию мы так и не встретили за весь день. Где-то через час после начала восхождения по тропе мы остановились на небольшой привал у родника. И тут пошел дождь...

Дождь не прекращался следующие шесть часов. А мы все шли и шли вверх. И все время было чувство, что вот-вот выглянет солнце, которое быстро высушит нас и обогреет. Но нет... Поначалу подъем проходил весьма бодро, но чем выше мы поднимались, тем холоднее становилось. Начали мы восхождение в шортах и майках, потому что, как я говорил, было весьма жарко, и было вполне естественным ожидать, что с подъемом будет становится только жарче. На высоте примерно в две тысячи метров дождь стал больше похож на ледяной ливень, сопровождающийся сильными порывами ветра. Мы были уже мокрыми насквозь, как и наши вещи, потому что по глупости и раздолбайству своему ни непромокаемых чехлов на рюкзаки, ни непромокаемой одежды мы не взяли... А температура тем временем стремительно падала. Спутники мои переоделись в свои теплые вещи, но и они тут же промокли насквозь и ничуть не спасали от холода. Я же продолжал идти в одной майке, так как знал, что где-то там, в глубинах рюкзака у меня есть теплая и сухая одежда (все таки мне хватило ума упаковать ее в непромокаемые пакеты), которая мне еще очень понадобится.

И тут мы уткнулись в ледник. К этому времени видимость была не более двадцати метров, все в серой холодной мгле, извергающей на нас потоки воды и порывы ледяного ветра. Идти через ледник было самоубийственно, так как кошек у нас не было, идти назад опасно, так как была большая вероятность, что ночь нас застанет посреди склона, мокрых и замерзших. Конечно, в крайнем случае мы бы постарались найти среди камней место, где можно разбить палатку, и завернувшись в мокрые спальники, согревались бы газовой горелкой и теплом друг друга, но ведь где-то там, за ледником, был перевалочный лагерь, куда мы так стремились... К счастью, в тумане удалось найти тропу по краю скалы, огибающую ледник. И мы продолжили свой подъем.

Тем временем Костя, как самый тяжеловесный из нас троих, начал отставать. А мы с Максимом ждали его на склоне, отжимаясь от камней вместе с рюкзаками, чтобы окончательно не замерзнуть. Но при каждой остановке тело начинало все сильнее дрожать от холода. В какой-то момент я сильно оторвался от своих спутников, набрав темп, при котором сердце разгоняло по телу достаточно крови для поддержания тепла. Температура была уже около десяти градусов, вокруг ледники, дождь и мрак. Отрываться в таких условиях от остальных было не лучшей идеей, поэтому я стал ждать, вновь занявшись импровизированной зарядкой. Как раз когда я перевалил за сотню отжиманий, подошел Максим и присоединился ко мне в моих занятиях по физкультуре в ожидании нашего любителя путешествий в дырявых кедах. Отжиматься уже сил не было, все тело била крупная дрожь, а Костя так и не приходил... Оставаться на месте дальше становилось опасно, потому что от холода начало сводить конечности, а на каменной осыпи это весьма опасное состояние. А спасительная избушка должна быть уже где-то совсем рядом... Мы приняли решение идти вперед, пока еще могли с горем пополам совладать с конечностями, а потом вернуться обратно за Костей и помочь ему с багажом. И вновь поползли...

И вот наконец впереди в тумане стали вырисовываться очертания строений. Как я был им рад! И каким долгим показался путь до них...Здание, на которое мы наткнулись, совсем не было похоже на перевалочный лагерь с горячей едой и комнатами для ночлега, но нам было всё равно! Дверь была открыта, а внутри сухо и относительно тепло. К этому времени из-за крупной дрожи по всему телу я практически не мог разговаривать, но радость мою словами и так было не передать... Максим пошел за Костей.

Далее описание со слов Кости: "вся моя воля была направлена на то, чтобы сделать следующий шаг, и еще, и следующий... По сторонам я уже не смотрел, только под ноги, чтобы предательски дрожащие ноги не поскользнулись на мокрых камнях. И тут прямо мне на ухо кто-то мне закричал: "НУ ЧТО, ТЫ КАК???" Чуть со страха не умер!"

Избушка, на которую мы наткнулись, более всего походила на зимовье спасателей или что-то в этом роде - несколько пар поношенной походной обуви, горное оборудование, небрежно свернутые спальные принадлежности... Вокруг не было ни души, и только ветер завывал снаружи. (Как мы потом узнали, к вечеру температура опустилась до плюс пяти градусов). Мы развесили свою насквозь мокрую одежду, завернулись в матрасы, что были в избушке и начали отогреваться. И заснули... А через пару часов нас нашли опешившие хозяева нашего спасительного ковчега. Оказалось, что мы всё-таки дошли до искомого перевалочного лагеря, только зашли с противоположной стороны! И в пятидесяти метрах от нас любители горного воздуха в тепле и уюте попивали пиво за вечерними разговорами перед керосиновыми печками... А избушка, на которую мы наткнулись, оказалась жилищем персонала. Представляете удивление студентов, подрабатывающих на летних каникулах в этом горном лагере, когда после долгого рабочего дня они пришли домой и обнаружили там трех храпящих иностранцев в одних трусах?? Прямо сказка про Машу и медведей, только на новый лад.

Надо сказать, что наши новые друзья отнеслись к нам весьма лояльно, и мы, после долгих извинений, покинули наше гостеприимное убежище и сняли комнату в соседнем строении, полном жизни, запахов еды и тепла, до которого не дошли буквально пару шагов...Как сладко спалось той ночью!!!

Проснулись мы рано утром, но покинули лагерь позже всех остальных постояльцев, так как несколько часов провели за сушкой нашей одежды над керосиновой печкой. К утру погода стала намного лучше, по крайней мере дождь прекратился. Мы оставили рюкзаки в лагере, а сами направились на вершину горы. После всех испытаний предыдущего дня весьма крутой подъем до вершины показался приятным утренним променадом.  Солнце было где-то рядом, но, к сожалению, вершина горы Хотака все еще была в облаках, поэтому потрясающие виды на окрестности нам оставалось только рисовать в своем воображении. Но... Мы сделали это, мы всё-таки забрались!

Как только мы вернулись в лагерь, внезапно все вокруг осветило ярким утренним солнцем. Как прекрасен вид с вершины после суток во мраке! Спускаться было очень жарко. Даже не верилось, что на этом самом склоне всего лишь сутки назад мы чуть было не вмерзли в окружающий пейзаж. Зато теперь мы смогли вдоволь полюбоваться всеми окружающими нас живописными ущельями, ледниками, скалистыми склонами, что были скрыты от нас плотным туманом днем раньше.

Уже вернувшись домой, я прочитал, что гора Хотака славится своей переменчивой погодой, и нередки на ее склонах случаи смерти от переохлаждения даже в летнее время...

Was this article helpful?

Видите ошибку?

0
4
Vlad Volkhin

Vlad Volkhin @Vlad Volkhin

Присоединиться к дискуссии

Olga 3 года назад
Влад, вы очень увлекательно пишете! И улыбалась, и переживала за вас, читая эту статью.
Vlad Volkhin Автор 3 года назад
Спасибо, Ольга!
Katerina Sokolova 3 года назад
Пока читала, так распереживалась, как если б я сама там вдруг оказалась тёмной и холодной ночью...
Но класно же, класно!
Vlad Volkhin Автор 3 года назад
Катерина, я в какой-то момент подъема тоже начал слегка переживать)